Cожжено и расстреляно 1758 человек—950 детей и 508 женщин. О трагической судьбе деревни Ола

   Часто звоню бухгалтеру управления капитального строительства райисполкома, чтобы узнать, как пополняется благотворительный счёт на возведение мемориального комплекса «Ола». За последние полгода особых изменений, к сожалению, не было. Цифра — 13199 рублей повторялась в ответах. Но вот в декабре ушедшего года — два поступления: сто рублей перечислили футболисты клуба «Щит и меч» и столько же…Всеволод Евгеньевич Мигай.

Услышав имя, отчество и фамилию моего давно ушедшего из жизни друга, я оторопел. Да, он одним из первых, если не первым, рассказал о трагедии этой деревни в своей документальной книге «Березина в огне», которую мне с Софьей Шах довелось готовить к печати в 2010 году. При жизни Всеволод Евгеньевич издать её не успел. Для тех, кто забыл или вовсе не знает ничего об этом замечательном, талантливом человеке, кратко скажу.

Был он инвалидом Великой Отечественной войны первой группы. Ходить не мог. Но его «Запорожец» знал столько журналистских маршрутов, что Всеволоду Мигаю завидовали многие профессиональные журналисты. Публиковался не только в районной газете, но и во всесоюзных, республиканских газетах «Известия», «Сельская жизнь», «Советская Белоруссия», в журналах. Стал автором документальных книг «Снова в строю», «Незаказные письма». Был принят в Союз журналистов СССР. Краевед по всей своей духовной сути. Не перечислить всех тем, которые после нашего с ним обсуждения воплотились в газетные, журнальные и книжные строки. Рад, что мне удалось убедить в необходимости назвать одну из улиц в Паричах его именем, а на доме, где жил, установить мемориальную доску, сделать достоянием читателей его посмертную книгу. Главу «Удушение в ночи», где есть строки об Оле, нельзя читать без запредельного волнения. Впрочем, мы давно разобрали её на цитаты.

А вот слова о трагических судьбах некоторых других деревень нашего района. Они весьма кстати, если учесть, что мемориал «Ола» будет посвящён всем сожжённым и не возродившимся деревням Гомельской области.

 В начале 1945 года чрезвычайная комиссия Чирковичского сельского совета депутатов трудящихся во всех окрестных деревнях произвела подсчет погибших в Оле жителей. Было сожжено и расстреляно 1758 человек, в том числе 950 детей и 508 женщин. В нескольких километрах западнее Олы 5 месяцев, до 24 июня 1944 года, проходила линия фронта. И рядом с могилой замученных мирных жителей похоронено 1020 солдат, сержантов и офицеров Советской Армии. В ноябре 1943 года фашисты окружили деревню Малимоны. Каратели выгоняли ее жителей на окраину, в колхозную конюшню. Раздались автоматные очереди. 118 человек убили, деревню сожгли всю. На месте расправы фашистов над мирным населением сейчас установлен обелиск. 96 жителей замучили и сожгли гитлеровцы в деревне Хутор. Памятники жертвам фашистского террора уже установлены в Давыдовке, Печищах, Высоком Полку. Ещё во многих населенных пунктах нашего района встанут скорбные обелиски.

 Вот она, оккупация. Удушением в ночи назвал ее военный летчик и патриот Франции, писатель Антуан де Сент-Экзюпери. Пусть даже во сне не приснится детям, внукам нашим то, что нам довелось увидеть наяву и пережить. Всеволод Мигай умел слушать очевидца и записывать так, что рассказ каждого из них становился не только документальной, но и художественной исповедью.

 Вот только два эпизода, записанные им. Автором первого стал командир Паричского партизанского отряда Макар Михайлович Каковка: «Андрей Михайлович Пинчук — мой товарищ по довоенной жизни и работе в Паричах. Трагически сложилась судьба сестер и братьев погибшего Героя Советского Союза. Анну (через месяц она должна была стать матерью), Антона, Аркадия фашисты расстреляли в колхозном клубе деревни Качай-Болото. Таню и Фому убили в Паричах. Иван умер от ран. Не перенесли всего этого их родители Прасковья Ильинична и Михаил Антонович. Я этих благородных людей очень хорошо знаю… Перед светлой памятью этой семьи патриотов, нам, живущим сегодня, следует опуститься на колени. И никакие сроки давности не могут укрыть гитлеровских бандитов.

Герой Советского Союза командир танкового батальона Андрей Михайловч Пинчук погиб в боях за освобождение Венгрии. У входа в паричскую школу, где он учился, прикреплена мемориальная доска.  

…И вот сто рублей на возведение мемориала от Всеволода Евгеньевича. Мистика! Впрочем, я, узнав адрес перечисления, легко разгадал эту действительно поначалу мистическую тайну.

Благотворительную сумму внёс живущий в Гродно внук Мигая — Александр Николаевич, который в детские годы подолгу жил в гостеприимном и духовно богатом доме Всеволода Евгеньевича и Марии Иосифовны, кстати, тоже участницы Великой Отечественной войны. Что и говорить, удивительный поступок, достойный славной династии Мигаёв!

Пишу эти строки и невольно думаю: а вдруг кто-то ещё пожелает таким образом почтить память своих родственников, погибших или ушедших уже в мирное время фронтовиков, а также замученных фашистами мирных жителей. Пусть перечислят посильную сумму с припиской: от… (и обозначат дорогое для себя имя).

Замечательный пример был бы нам всем остальным, ведь деньги скоро очень понадобятся для проведения республиканского пленера скульпторов, посвящённого трагической судьбе деревни Ола. Пленер станет первым этапом возведения мемориала.

Благотворительный счёт открыт в ЦБУ №322 филиала №312 ОАО «АСБ Беларусбанк» в г.Светлогорске, Государственному предприятию «УКС Светлогорского района» (УНП 490177288) №3132041610067 (счет в формате IBAN: BY73AKBB31320416100673200000), УНП Банка 400230362, БИК 151501673. Назначение платежа: «Благотворительные пожертвования по созданию и обслуживанию мемориального комплекса «Ола».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: