Как добавить интернет-рейтинга, пройтись по костям и выставить педагогов крайними

Новость одного из «рупоров свободы» с кликбейт-заголовком, что за счет гомельских учителей и педагогов области строят мемориал Ола, облетела интернет. Также прилагалось фото некой бумаги с едва различимыми цифрами и смазанными фамилиями.

Идея создать памятное место, куда уже не первый год приезжают белорусы и люди из зарубежья, возникла у жителей Светлогорского района несколько лет назад. Инициативу поддержала молодежь и озвучила на встрече с Президентом. Глава государства одобрил проект.

22 февраля на Гомельщине прошел запланированный субботник, средства от его проведения решено направить на строительство мемориального комплекса в Светлогорском районе в память о сожженных в военные годы деревнях. Кто-то трудился на рабочем месте, кто-то занимался благоустройством территории. Любой желающий мог внести и материальную лепту в общее дело. Не хочешь — не участвуй. Никто не заставляет. В субботнике трудились более 250 тысяч человек — руководители области, работники всех сфер: медики, строители, правоохранители, но крайними, судя по публикации, сделали педагогов, мол, их «попросили» скинуться рублем. Кого попросили? Почему только их? Неясно.

Упрекать людей за то, что они не понимают значимости для области этого мемориала, наверное, не стоит. Значит, не читали жутких рассказов выживших и не представляют себе размаха трагедии. А если не болит, то и не откликнется. И возникнет вопрос, почему вдруг такое внимание к одной из сожженных в войну деревень.

В 1944 году в местечке Ола собрались жители семи окрестных деревень, ждали советских освободителей. 13 ян­варя встречали старый Новый год, а 14-го — престольный праздник деревни. Вместо красноармейцев в село пришли немцы. Людей загоняли в их же дома и поджигали. В тех, кто пытался бежать, стреляли, потом опять бросали в огонь. Часть сельчан согнали в большой сарай и заживо сожгли. Из 1758 принявших мученическую смерть было 950 детей. Представьте, это четыре детских сада. Когда пришли наши войска, бойцам пришлось хоронить обугленные тела. Из погребов доставали задохнувшихся в дыму детей. Всех жертв, понятно, не нашли.

В 2011 году при поисковых работах одной из войсковых частей недалеко от братской могилы заметили закопченные предметы, оплавленное стекло. Чуть глубже обнаружили множество обгоревших костных останков. Поднять их не представлялось возможным. После войны деревню попытались отстроить, но не получилось: люди не хотели жить, по сути, на кладбище, которое растянулось вдоль сельской дороги. Сколько стояло домов, столько под ними стало могил.

Уцелевшим жителям Олы даже находиться там было невыносимо: всю жизнь им потом слышались детские крики, преследовал запах сгоревших тел их родных и соседей.

Историки говорят, что у этой деревни, возможно, самая страшная судьба, ведь по количеству жертв она превзошла Хатынь в 12 раз. Памятный знак и крест, установленные на месте расправы, несоизмеримы с жертвами. Жители Светлогорского района еще несколько лет назад задумались о мемориале, даже открыли благотворительный счет и перечисляли туда средства, но начать строительство было сложно — здесь находится заказник.

Почему-то в упомянутой публикации бегло вспомнили о трагедии Олы, об инициативе местного населения и студентов, которые озвучили значимость проекта, вообще промолчали, зато залили на сайт странную бумагу и жалобы учителей. Тех, которых «попросили» скинуться. Стало интересно, кроме этой публикации, хоть что-то о деревне Ола и ее жителях есть на том сайте? Ничего. Не волнует эта тема, на которой хайпа не заработать, и другие желтые сайты, смакующие такую информацию.

gp.by

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: