«Впиваются в него всеми зубами и жрут, пока не высосут все соки»: что общего у короедов и демагогов? Мнение

Журналист «Светлагорскiх навiн» Андрей Силивончик — о будоражащих город и район проблемах и неожиданной схожести некоторых явлений.

Интересный жук, этот короед. Маленький такой, всего несколько миллиметров в размере, а сколько вреда от него. Сотни гектаров ценного хвойного леса по всей Европе по его милости пустили под бензопилу. Манера поведения жука хорошо изучена учеными. Он действует там, где у деревьев ослаблен иммунитет. Дерево выбирает по запаху, впивается в его крону и ствол, жрет их с наслаждением, добираясь до самой сердцевины и целыми дивизиями производя потомство. Закончив с одним, жуки перескакивают на другое, третье, десятое, от раза к разу увеличивая свое полчище в геометрической прогрессии.

Жук-короед. Фото: Beentree / wikimedia.org

Как ни странно, но такую манеру можно встретить не только в дикой природе. Она очень ярко проявляется и в обществе людей. Стоит в каком-то месте произойти чему-то «жареному», как тут же откуда не возьмись появляется этакий «жучок», который бегает от человека к человеку с каверзными вопросиками, будоража сознание и сея сомнения в душах людей. И как только такой человек найдется — вот оно, счастье! Впиваются в него всеми зубами и жрут, пока не высосут все соки. А стоит обстановке измениться, или человеку проявить упорство и несогласие с предложенной точкой зрения, его просто бросят и «перелетят» на другого, более лояльного и «правильного», по их мнению, выставляя частную ситуацию как действие целой системы.

Жук-короед беспощаден не только к белорусским лесам. По утверждению ученых, к нам он пришел с территории Украины и Польши. На протяжении 4 лет в этих странах безуспешно пытаются побороть напасть. Паразит не пощадил даже самый известный заповедник — Беловежскую пущу. Чтобы спасти ее, польская сторона пошла на беспрецедентные вынужденные меры: стала вырезать пострадавшие и пораженные деревья на польской части заповедника. Пока это единственный эффективный способ борьбы, способный остановить распространение заразы. Европейское сообщество, обеспокоенное этим процессом, призывает польское правительство прекратить вырубку, угрожает судебными исками и санкциями.

Но что может сделать польский лесничий, когда на его глазах вековой лес превращается в безжизненный сухостой? И если в этот момент, прикрываясь званием свободного журналиста, я бы подошел к нему и спросил: «А может вы рубите пущу для того, чтобы обеспечить сырьем целлюлозно-бумажный комбинат в Квидзыне, который принадлежит американской компании International Paper и является одним из ведущих производителей бумаги и целлюлозы в Европе?» — наверное, самое меньшее, что мне бы досталось — обзывательство «Psja krew!» в ответ.

Но зная польский темперамент и чувственный характер, бежал бы я оттуда со всех ног, стараясь увернуться от увесистой дубины. Нет, материал для публикации, конечно же, был бы отменный. Показывая по Youtube смачные ролики собственного «расследования», демонстрируя синяки и ссадины во весь экран, объясняя это все произволом польских властей и крича во все горло «Поляки, вас обманывают!», я бы получил несколько тысяч просмотров от своих «друзей», дешевую скандальную популярность в отдельных кругах и звание «борца за свободу слова и мысли» от них же. Да и копейку, возможно, неплохую заработал бы. Только как это поможет решить проблему, какая от этого польза лесу, Беловежской пуще, лесникам, жителям ближайших городков, польскому правительству и стране в целом? Никакой!

Потому и в Польше, и в Германии, и в Швеции, и в других развитых странах такие проблемы являются внутренними заботами государства, которое ищет пути их разрешения, целиком и полностью полагаясь на научную методику. А всевозможные общественные организации находятся в постоянном конструктивном диалоге с властью, не препятствуют действиям государственных служб, а помогают им глубже понять суть проблемы и выработать эффективную систему ее решения. Причем без паники, криков и игры на публику. Почему?

Если вы спросите, вам ответят, что любая паника плохо отражается на бизнесе, на деловой репутации не только производственной компании, но и всей страны в целом. Кто, скажите, будет говорить с вами о делах, если повсюду трезвонят, что у вас плохо? Как, по-вашему, отреагирует житель курортного Сопота, у которого весь бизнес построен на туризме, если кто-то перед его домом будет кричать, что современный целлюлозный завод в Гданьске (12 км от Сопота) будто бы травит отдыхающих? А кто приедет в Баварию на знаменитый Октоберфест, если во всех соцсетях будут распространять слухи о возможных утечках чего-то ядовитого с завода BMW? Бред, скажете вы, не может этого быть!

И все же, вспомним крылатую фразу, которую приписывают нацистским лидерам: «Чем чудовищнее ложь, тем скорей в нее поверят». На наших глазах происходило немало событий, красноречиво подтверждающих это изречение. Вот только восстановить утраченную репутацию бывает очень сложно и на это требуются годы. И Светлогорск об этом знает не понаслышке.

Вспомните скандал 90-х вокруг наркотиков и СПИДа. Да, неприятный факт, ничего с ним не поделаешь. И мы его приняли. И сделали все, чтобы эта проблема не стояла так остро и не угрожала больше нашим семьям. Но сегодня, по прошествии стольких лет, оставаться в сознании общества «городом СПИДа и наркоманов» не только неуместно, а и оскорбительно для всех нас, кто здесь живет и работает. Ведь мы были, есть и остаемся «городом энергетиков, химиков, строителей»! Мы являемся «Городом Юности»! Оглянитесь вокруг! Сколько красивых, крепких, здоровых молодых людей нас окружают, сколько детей играют на детских площадках, посещают сады, школы и спортивные секции. Не проходит и недели, чтобы мы не узнали, что еще один светлогорец проявил талант, будь то искусство, наука или спорт. И его успехам радуются не только родители, учителя, тренеры и знакомые. Радуемся и мы, все его окружающие, надеясь и веря в то, что именно его достижения станут основополагающими в имидже нашего необыкновенно красивого, приветливого и богатого на разносторонние таланты города.

А что нам предлагают короеды и перенявшую их методику демагоги? Выжженную, высохшую землю, город без перспектив и будущего. Не верите? Тогда обратитесь в санаторий «Серебряные ключи», и вам расскажут, как благодаря беспочвенной шумихе, так «благополучно» поднятой в соцсетях известными «патрыётамi» и так называемыми свободными журналистами, в разы упал поток отдыхающих из России, Прибалтики, Украины. А это значит, что организация потеряла в прибыли, все мы недополучим блага, которые могли бы нам прийти за счет освоения городского бюджета. Ну, и скажите теперь, кого нам целовать за такую «радость»?

А что ж короед, спросите вы, что с ним будет? О, не беспокойтесь! Короед, закончив иссушать одно место, тут же находит другое, где есть слабый иммунитет, где есть сомнение и непонимание, взращивает на них свой эгоизм и дешевую популярность, прикрываясь принципами свободы слова и защиты наших интересов. Он снова будет бегать из стороны в сторону, провоцировать вопросиками, ища в нас червоточинку. А спроси у него: «Для чего это все?», «Кому это надо?» и «Что ты с этого имеешь?» — и в ответ, думается, посыплется целая тирада высокопарных слов о свободе, защите прав и притеснениях, поверить в искренность которых будет весьма проблематично. Не верите? Попробуйте!

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: