Потребность в Боге

C самого детства я чувствовал потребность в Боге, долго и нелегко шел к Вере. И сейчас еще так редки минуты благостного покоя. Но смысл и цель жизни я нашел в православной Вере.
Русский философ Иван Ильин, недавно перезахороненный на родине в России, считал, что религиозная вера может быть цельна и искренна только тогда, когда она свободна. Приказ и требование бессильны ее создать. Запрет и гонение не помогут прекратить ее. Вера есть личная и добровольная связь с души с Богом. Именно поэтому на нее нельзя покушаться, ее нельзя вымогать, ее нельзя преследовать и гнать.
Казалось бы, что «совковое» утверждение «Религия — опиум для народа» — удел малообразованных людей — должно было давно уйти. Ан нет! Сколько же в жизни еще недопустимо упрощенного, иногда даже грубого отрицания Веры. Как часто приходилось слышать: вот тот или иной человек «ударился» в религию, значит, или «крыша поехала», или заболел сильно, или неудачник и так далее. Наверное, и в таких утверждениях есть доля правды. Но, к счастью, в современной литературе имеется огромный бесценный пласт информации и другого понимания роли Веры в жизни современного человека и науки. Приведу, к примеру, слова Вернера фон Брауна, руководившего в 70-е годы американской программой по освоению и изучению космоса. Этому ученому не откажешь в могучем интеллекте и прагматизме. Он считал, что две наиболее мощные силы в мире — религия и наука — определяют и формируют нашу цивилизацию. Через науку человек пытается проникнуть в тайны мироздания, через религию — познать Создателя. Ни одна из этих сил не действует независимо. «Я не могу понять ученого, который бы не признавал Высшего разума во всей системе мироздания. Равно как и не мог бы понять богослова, который отрицал бы прогресс науки. Религия и наука являются сестрами, которые стремятся к созданию лучшего мира».
Многие выдающиеся ученые не смогли построить логически непротиворечивую картину мироздания, отказав в существовании Творцу. Роберт Майер как-то заметил, что если поверхностные умы щеголяют отрицанием существования чего-нибудь высшего, сверхматериального и сверхчувственно воспринимаемого мира, то такое жалкое признание нельзя ставить в вину науке. Паскаль утверждал: «Уважение, жертвенность, сила характера, нравственные устои, воображение не рождаются из отрицания и атеизма. Этого удивительного самообмана, заменяющего Бога человеком. Без Веры культура исчезает, порядок разрушается и преобладает зло».
Я уверен, наступают времена, когда осмысление данной темы коснется большого числа людей. Верующими людьми были Ньютон, Галилей, ближе к нам Паскаль, Пастер, Эйнштейн, Вернадский, основоположник науки о мозге и психике Иван Петрович Павлов, писатели и мыслители, такие, как Достоевский, Солженицын, Соловьев.
К концу 19 столетия казалось, что мир «в основном» уже познан. В начале 20 века ситуация радикально изменилась: возникли теория относительности и квантовая механика, принципиально изменившие прежние представления о природе реальности. В первой половине минувшего столетия родилась космология, необычайно раздвинувшая границы наших представлений о мироздании. Физика вплотную подошла к вопросам, которые традиционно относились к компетенции философии, метафизики и теологии: что есть бытие? Что есть материя? Откуда все возникло? Куда движется мир? Что есть познание и знание? Конец второго тысячелетия ознаменовался попытками построения физики как Единой Теории Всего. И вот, когда уже казалось, что предел познания фактически достигнут, неожиданно выяснилось, что большая часть Вселенной состоит «из неизвестно чего», получившего условные наименования «темная материя» и «темная энергия». Согласно современным данным, масса обычного вещества составляет лишь около 4 процентов от массы Вселенной. Масса темной материи составляет порядка 23 процентов, темной энергии — 73 процента. Таким образом, к началу третьего тысячелетия выяснилось, что, несмотря на колоссальные усилия и поразительный прогресс науки, наши знания о мире весьма поверхностны. Поверхностны в буквальном смысле этого слова: то, что мы видим — это лишь верхушка колоссального айсберга, большая часть которого скрыта в бездне мироздания.
…Недавно режиссер Никита Михалков на вопрос «Что вы считаете хуже предательства?», ответил так: «Страшнее этого может быть лишь отсутствие Бога в человеке и отсутствие потребности в Боге». Иван Ильин, глубочайшая личность, писал так: «Против абсолютного зла, против неизбывного страха, против беспомощного отчаяния есть только одна единственная опора — искренняя религиозность, несущая с собой силу молитвы и покаянного очищения. Нечего браться за освобождение и очищение страны без совести, а она живет только в искренней и цельной душе, где она звучит как голос Божий». Он же продолжает: «После всего пережитого и выстраданного надо искать и найти путь к Богу. Пути безбожия, бессовестности, бесчестия, дьявольской лжи исхожены и изведаны. Они обречены и оказались погибельными. Необходимое глубокое обновление душ». А Солженицын пишет: «Я все время живу с ощущением, что над нами есть Высший разум… Энергия жизни рождается самим ходом времени». Митрополит Антоний Сурожский в отношении науки и религии пишет: «Бог этот мир сотворил; для Него все, что представляет собой предмет нашего научного изыскания, является своего рода богословием, то есть познанием о Боге… То, что относится к красоте мира — это познание о Боге. Все творчество есть какая-то приобщенность к божественному творчеству…»
Счастливы те, кто мог верить просто и глубоко, не входя ни в какие размышления. Их жизнь была светлее и лучше. Но такая вера бывает ни у всех. Современный человек, даже близкий к вере в Бога, привык размышлять, искать подтверждений. В этом нет, по-видимому, ничего плохого. Один из путей к вере ведет через поиски, через знание. Патриарх Алексий 2 говорил так: «Вот в наше время среди большинства народов мира Христос познается либо в простоте сердца, либо в великом знании, а погруженное в себя большинство не хочет видеть Его». О трудностях и сути духовного поиска просто и понятно сказано в трудах индийских богословов: «Для того, чтобы отыскать жемчужину, нужно нырнуть на самое дно океана. Мало пользы барахтаться в прибрежных волнах и клясться, что в океане нет никакого жемчуга, и что рассказы о нем — выдумка. Точно также и в духовном поиске…»
Человек не должен уподобиться губке, впитывающей в себя все страсти и эмоции, все радости и страдания, какие предоставляет ему на подмостках жизни кудесница природа. Человек должен уподобиться лотосу, который раскрывает свои лепестки навстречу солнцу, лотосу, к которому не пристает ни грязь пруда, где он произрастает, ни даже вода, держащая его на плаву.
Путь к обретению счастья не в том, чтобы делать то, что нравится, а в том, чтобы нравилось то, что вы должны делать».
Уже почти 30 лет физики высказывают фантастическое, трудно воспринимаемое предположение, что наш мир создан в виде своеобразной гигантской голограммы. Недавно известный американский журнал «Нью Сайнтис» опубликовал обобщающую статью известного физика Крейга Хогана на эту тему.  Первым же со столь неожиданной идеей выступил Дэвид Бом — физик Лондонского университета еще в 80-е годы. После того, как коллега из Парижского университета Элэйн Аспект экспериментально показал: элементарные частицы могут мгновенно обмениваться информацией на любом расстоянии — хоть в миллионы световых лет. То есть, вопреки Эйнштейну осуществлять взаимодействие со сверхсветовой скоростью и, по сути, преодолевать временной барьер. Такое, предположил Бом, может быть, если только наш мир — голограмма. И каждый ее участок содержит информацию о целом — о всей Вселенной. (Как в любом живом организме, в каждой клеточке содержится генетическая информация обо всем организме, но работают только гены, обеспечивающие специфичные функции конкретной клетки).
Полный абсурд, казалось бы. Но в 90-е годы прошлого века его поддержали лауреат Нобелевской премии по физике Герард Хуфт из Утрехтского университета (Нидерланды) и Леонард Зускинд из Стэнфордского университета. Из их объяснений следовало, что Вселенная — это голографическая проекция физических процессов, которые происходят в двухмерном пространстве. То есть, на некоей плоскости. Представить такое можно, взглянув на любую голографическую картинку. Картинка плоская, но создает иллюзию трехмерного объекта.
Хоган представляет Вселенную в виде сферы, огромного, но не бесконечного шара, поверхность которого покрыта элементами Планковой длины (1,6х10 в минус тридцать пятой степени метра). И каждый несет в себе единицу информации — бит. В сущности, это информационная матрица. А то, что внутри Вселенной — созданная ею голограмма.
При этом предположение сформулировано не для доказательства бытия Творца, а вытекает из анализа фактов, выявленных в реальных физических экспериментах на атомном и субатомном уровнях, и только в рамках этого понимания «устройства» мироздания «выявленные в физических экспериментах факты укладываются в непротиворечивую логическую систему».
Мне довелось почти в одно время прочесть завещания двух великих людей: архимандрита Иоанна (Крестьянкина) и писателя Виктора Астафьева. Меня они поразили и заставили задуматься о многом. Привожу их без комментариев:
«Дорогие мои, чадца Божьи! Верьте Богу, доверяйтесь Его всегда благой о нас воле! Примите все в жизни: и радость, и безотрадность, и благоденствие, и злоденствие как милость и истину путей Господних и ничего не бойтесь в жизни, кроме греха. Только он лишает нас Божьего благоволения и отдает во власть вражьего произвола и тирании. Любите Бога, любите Любовь и друг друга до самоотвержения. Знает Господь, как спасать любящих Его».
«От Виктора Петровича Астафьева. Жене, детям, внукам. Прочесть после моей смерти.
Я пришел в мир добрый, родной и любил его безмерно. Ухожу из мира чужого, злобного, порочного. Мне нечего сказать вам на прощание».
В заключение хочу сказать, что, несмотря на все научные познания, человек, отвергающий Бога, утрачивает смысл самого себя и целого мира. Нравственность, неодухотворенная Верой — ущербна. Действительно, очевидно, главная дорога нашей жизни — это дорога к Богу. Об этом говорит двухтысячелетний опыт христианства, жизнь и деяния Христа и святых, Евангелие и труды святых отцов.

Крупнейший физик 20-го века Вернер Гейзенберг образно сказал так: «Первый глоток из сосуда естествознания порождает атеизм, но на дне этого сосуда мы найдем Бога». Наука. В сущности, развивается совсем недолго — всего 2-3 века, и ей предстоит открыть еще очень многое. В ней ныне «крупица знаемого перед горой неизвестного». Мыслитель Бэкон говорил: «Только малое знание уводит от Бога. Большое знание приводит к Нему».

Михаил Кадыров,
профессор, лауреат Государственной премии в области науки и техники, директор института земледелия и селекции Национальной академии наук Беларуси.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: