Уголовно-исполнительная инспекция Светлогорского РОВД

Есть такая инспекция

22 августа является днем создания органов и подразделений уголовно-исполнительной системы МВД Республики Беларусь. Их историей и нынешними делами мы поинтересовались у начальника уголовно-исполнительной инспекции Светлогорского РОВД Инны Серовой.

– Определяющим в нашей работе является исправление осужденных, реабилитация и ресоциализация тех лиц, которые в силу различных обстоятельств нарушили требования закона, и предупреждение совершения новых преступлений, – говорит Инна Петровна. – За 7 месяцев этого года по учетам уголовно-исполнительной инспекции РОВД прошло 1532 человека, осужденных к мере наказания, не связанной с лишением свободы, в настоящее время состоит на учете 972 гражданина.
В особом микроклимате несут свою службу сотрудники УИИ. Работа с осужденными – весьма кропотливый и многогранный труд. А выполняют его в местном райотделе внутренних дел четыре сотрудника, два из них – представительницы прекрасной половины. Поэтому по случаю праздничной даты хочется сказать слова благодарности в адрес сотрудников уголовно-исполнительной инспекции, пожелать добра и благополучия им самим и их семьям.

Случай из практики

42-летний осужденный А. обращается в вышестоящую инстанцию с жалобой. «Много раз я пытался после освобождения прописаться, но мне постоянно создавали искусственные препоны представители милиции, в частности участковый… чем спровоцировал на совершение нового преступления. Выйдя на свободу, я оказался никому не нужным, без документов, без денег и без крыши над головой, и так продолжается уже много лет… Снова подходит окончание срока. Что меня ждет? У меня ни прав, ни средств, ни документов, ни жилья, ни родственников… Вот и думайте, почему мы такие…»

Действительно, человеку, вернувшемуся из мест лишения свободы, утратившему социальные связи, сложно устроиться в новой жизни. Возвращенца встретят: окружающие – с настороженностью, руководители предприятий – без всякого желания предоставить работу, органы местного управления – опасаясь прописать на своей территории… А какого приема хочет вчерашний вор с девятью «ходками» за плечами? Доверие окружающих надо заслужить.
Далеко не радушного приема ожидал и А., когда готовился к очередной встрече со свободой. Но, приехав в родную деревню, был удивлен: к себе в дом его пустила постояльцем дальняя родственница! Председатель сельсовета активно занялся его трудоустройством, лично ездил с ним, обещал, что А. без работы и крыши над головой не останется. Бывшего осужденного приодели и снабдили продуктами. Милиция занималась оформлением паспорта, оставалось лишь подтвердить гражданство, власти не возражали, чтобы человек получил документ даже без прописки. Казалось, вот-вот – и за недавнего бомжа останется лишь порадоваться…Не тут-то было! Спустя несколько месяцев А. вернулся на зону.  Освободился А. условно-досрочно в конце сентября, а уже в октябре, как теперь стало известно, отправился на свое новое (после колонии) «дело». Это была кража из дачного домика по соседству с деревней, в которой жил А., потом он совершил серию подобных краж. Прихватывал все, что «плохо лежит». Суд определил 2,5 года лишения свободы. Таким образом, это уже десятая, юбилейная судимость. Установил А. и личный рекорд: продержался на свободе аж четыре месяца! Обычно больше одного-двух не задерживался. Оказывается, в то время как милиция и сельсовет занимались его дальнейшей судьбой, вышестоящие инстанции пытались разобраться в перипетиях биографии несчастного, А. «бомбил» дачи и над всеми посмеивался.
К сожалению, осужденный однажды за кражу, грабеж, хулиганство в 78 процентах случаев вернется на преступный путь вновь. А если наказание не связано с лишением свободы, то в одном случае приходит понимание, что «повезло, необходимо оправдать доверие, оказанное обществом». Но у другого неизбежно появляется чувство безнаказанности. И приходится констатировать, что процент «раскаявшихся» мизерный.
Что делать? Убеждать, искать лиц, способных повлиять на осужденного с положительной стороны, привлекать к воспитательной работе с осужденным коллектив, общественные объединения, тот же БРСМ. Но все чаше окружающие, близкие, а нередко и мать осужденного просят избавить их от родного чада. Невозможно со спокойным сердцем слушать мать, которая просит в слезах «посадите его, хоть на несколько месяцев. Сил моих больше нет». Суд, новый приговор и… снова не связанный с лишением свободы.

Историческая справка
22 августа далекого 1920 года при Народном комиссариате юстиции Беларуси был образован карательный отдел (извините, термин тех времен). Он наделялся правом организации работы системы мест заключения, а это подбор и расстановка кадров, подготовка нормативных правовых актов и прочие обязанности. Уже к 1931 году в ведении карательного отдела находились Центральный дом принудительных работ в Минске, четыре дома принудительных работ в Борисове, Новогрудке, Вилейке и Игуменском уезде. Помимо этого имелись две сельхозколонии вблизи Минска. Таким было становление системы этой службы. Что касается уголовно-исполнительной инспекции, то свое начало она ведет от Инспекции исправительных работ, образованной по постановлению Сов.Мина СССР в 1981году.
В настоящее время уголовно-исполнительные инспекции обеспечивают исполнение четырех различных видов наказания: общественные и исправительные работы, запрещение занимать определенные должности, ограничение свободы без направления осужденных в исправительное учреждение. Также осуществляют профилактическое наблюдение за лицами, в отношении которых применены иные меры уголовной ответственности (осуждение с отсрочкой исполнения наказания, с условным неприменением его, без назначения наказания и  с отсрочкой отбывания), контроль за освобожденными от наказания условно-досрочно.

Ирина Вольная.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: