ВИЧ – не повод ставить крест

(Окончание. Начало см. «ВИЧ – не повод ставить крест«)

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА
Бывают в жизни решения, о которых впоследствии не раз пожалеешь, и захочешь все вернуть назад. Но у Юли все получилось наоборот. Она вышла замуж за ВИЧ-инфицированного парня и ни разу за 5 лет совместной жизни об этом не пожалела. Хотя через некоторое время и ей врачи поставили диагноз ВИЧ.
– Я была к этому готова, – говорит Юля. – Решение принимала осознанно. И вначале ведь не ощущаешь иммунодефицита, потому не так страшно. А сейчас, тем более, есть поддерживающее лечение, его, кстати, проходит Борис. Так что жизнь продолжается.
Возможно, простому обывателю такие рассуждения покажутся странными, ведь не каждый отважится связать свою жизнь с ВИЧ-позитивным человеком, делить с ним не только все житейские трудности, но и диагноз. На это способна только любовь. Жертвенная, все преодолевающая, с верой смотрящая в будущее. Потому что трудности у молодой семьи встречались на каждом шагу. Попробуй найти хорошую работу, устроить быт, а тут Юля забеременела, и молодоженам пришлось опять выбирать: рожать ребенка или пойти на аборт.
– Нам не понравилось, – говорит Борис, – что врачи настоятельно рекомендовали сделать аборт. К тому времени мы были хорошо информированы о том, что беременные женщины с ВИЧ-инфекцией могут проходить определенное лечение, и что у ребенка есть шанс родиться здоровым, без ВИЧ. Но врачи, почему-то больше рассказывали нам о проблемах, чем о положительных моментах рождения новой жизни. Но мы с Юлей тогда уже были верующими людьми и однозначно решили: рожать.
У молодоженов родился мальчик. Родители не нарадовались малышу, а старший братик просто  прыгал от счастья. Тогда Борис принял еще одно очень важное решение – усыновить Юлиного мальчонку, тем более, что тот постоянно называл его «папой». Усыновление прошло, на удивление, быстро. С утра подали необходимые документы в ЗАГС, а после обеда старший мальчик был уже законным сыном Бориса.
А вот с младшим им пришлось немало перенервничать. Наверное, никто так не следил за его развитием, результатами анализов, как эта ВИЧ-позитивная пара. Ведь был определенный риск, что и у ребенка окажется ВИЧ. Но жила и надежда, что мальчик не будет инфицированным.
– Мы хорошо помним тот день, когда к нам домой прибежала радостная медсестра, – вспоминают молодые супруги. – И прямо с порога закричала: радуйтесь, мальчик здоров, у него нет ВИЧ! Можете представить, что с нами происходило?!
ТЫ НЕ ОДИН
Где-то три года назад Борис пошел на  поддерживающее лечение. К тому времени иммунитет у него упал ниже 100 клеток. Он переболел туберкулезом, провалялся полгода в больнице. Иммунодефицит сказывался во всем. И парень невольно вспомнил свою сестру, ее последние месяцы жизни.
– Конечно, сразу охватил страх, – откровенничает Борис. – Но вера в то, что Бог меня поддержит, оказалась сильней. Я пошел на поддерживающее лечение. Некоторым оно дается очень тяжело, потому что нужно бросить колоться, пить, и принимать таблетки в одно и то же время. К тому же беречь себя от простудных заболеваний, которые очень влияют на иммунитет. Но я верил, что у меня все получится. Не скажу, что было легко. Но результат сегодня уже есть – 350 иммунных клеток. Это, конечно, очень немного, по сравнению с нормой (в среднем 1200), но я нормально себя чувствую, работаю и позитивно смотрю в будущее.
А год назад Борис встретился с людьми из общественного объединения людей, живущих с ВИЧ. И теперь вместе с ними он ведет волонтерскую работу среди ВИЧ-инфицированных. Встречается со своими бывшими приятелями, рассказывает им о поддерживающем лечении, об их правах, раздает информационную литературу. Ведь, несмотря на то, что профилактика  ВИЧ и разъяснительная работа среди населения в светлогорске идет с 1996 года (с момента вспышки ВИЧ в городе), многие до сих пор страдают от недостатка знаний этой проблемы.
Парень вспоминает, как один раз знакомый сказал, что не будет пить из пластиковой бутылки воду, потому что из нее уже пил Борис. И сколько не доказывал ему, что ВИЧ так не передается,  бесполезно. Знакомый не сумел перебороть свой ложный страх.
А еще был случай, когда общественная организация людей, живущих с ВИЧ решила провести семинар в одном из санаториев под Минском. Сняли помещение, обо всем договорились. Но когда администрация узнала, что там соберутся ВИЧ-инфицированные, сразу отказала организаторам, аргументировав, что к ним не поедут отдыхающие, если об этом узнают.
Так что невежества пока хватает в нашем обществе. Порой мне кажется, что мы с ВИЧ-позитивными вообще говорим на разных языках. Что они более серьезно относятся к жизни, потому что на грани смерти узнали ее ценность. Что они сострадательнее, чем мы, потому что сами пострадали, узнав горечь одиночества и отверженности. И они позитивнее, чем мы, ведь, несмотря ни на что, они говорят: жизнь пролоджается, и она прекрасна.
Наталья Алейникова.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: