Я к маме не вернусь…

Кодекс о браке и семье Республики Беларуси закрепил право ребенка жить и воспитываться в семье, право на заботу своих родителей и совместное с ними проживание. Но, к сожалению, порой крайняя мера – лишение матерей и отцов прав на детей – является единственно возможным решением проблемы и пожеланием самого ребенка.
В суд Светлогорского района с иском обратилась Любовь Павловна Г. (фамилии мы не будем называть из этических соображений), жительница деревни Слобода Шумилинского района Витебской области. В интересах своей несовершеннолетней племянницы Кристины она просит лишить родную сестру Елену Петровну М. родительских прав. Предварительное слушание гражданского дела по этому иску проходило в выездном судебном заседании в деревне Судовица Светлогорского района, где раньше проживала девочка. Там в присутствии судьи Галины Свидунович, прокурора Татьяны Христюк и представителя органа опеки и попечительства Татьяны Орловской истица объяснила причины своего обращения в суд.
Заседание длилось несколько часов. Сначала слушали Любовь Павловну. На ее слова ответчица то и дело реагировала протестом, но сказать что-либо в свое оправдание, когда слово было предоставлено ей, не смогла. Потом опрашивали свидетелей – жителей Судовицы, хорошо знавших как истицу, так и ответчицу с дочерью. После этого стало понятно, почему вмешательство правоохранительных органов в судьбу девочки было так необходимо.
В 1995 году в свои 18 лет ответчица вне брака родила дочь. Поскольку собственного жилья у нее не было, проживала с матерью в деревне Судовица. Пока девочка была маленькая, Елена Петровна не работала, но и по достижению дочерью трехлетнего возраста не поторопилась трудоустроиться. Прямо скажем, в ее положении это было проблематично: ведь, как известно, не имея образования найти хорошую работу весьма сложно, а в отрасль полеводства и животноводства местного хозяйства Елене Петровне идти не очень-то хотелось. Дочка взрослела, и ответчица все чаще стала уезжать в Светлогорск на временные заработки. Но по-прежнему содержать и воспитывать девочку продолжала бабушка – пенсионер, инвалид I группы. Кристина уже училась в школе, когда мать наконец-таки устроилась на постоянную работу и переехала жить в город к сожителю. По словам свидетелей, иногда Елена Петровна навещала дочку в деревне, был даже период, когда она забрала ее к себе, правда, длился он недолго. Мама Елены Петровны попала в больницу, поэтому Кристина переехала в Светлогорск. Однажды девочка пришла навестить бабушку вся в слезах, сказав: «Я буду жить с тобой в больнице, но к мамке не вернусь». В Судовицу ей тоже ехать не хотелось: дядя, который проживал вместе с ними, выпивал и дебоширил, и девочка боялась без бабушки оставаться с ним. После этого случая вопрос стал ребром – ребенок в такой обстановке больше жить не может.
В 2006 году, во время приезда старшей сестры, Елена Петровна обратилась к ней с просьбой взять опеку над Кристиной, обещала помогать воспитывать и содержать дочку. Пожалев племянницу, Любовь Павловна согласилась. Решением Светлогорского райисполкома от 18.10.2006 года она была назначена опекуном девочки, после чего увезла племянницу с собой. Первое время девочке было непросто. Прежняя жизнь Кристины наложила отпечаток на ее поведение. Со слов Любови Павловны, девочка была замкнута, переехав на новое место жительства, некоторое время сторонилась всех, не общалась со сверстниками. Но теплая и спокойная домашняя атмосфера помогли ей адаптироваться. Кристина стала лучше учиться, начала участвовать в художественной самодеятельности. В характеристике, которую Любовь Павловна предоставила суду из школы, говорится о ней как о вежливой, прилежной ученице.
12 ноября суд Светлогорского района поставил точку в деле по лишению Елены Петровны М. родительских прав. На последнее заседание с Любовью Павловной приехала и Кристина – мнение ребенка, в интересах которого выступает истец, играет важную роль при анализе собранных материалов, тем более что девочке исполнилось 14 лет и она сама может выступать в суде в качестве истца.
– Мне не нравится жить с мамой, – сказала Кристина суду, – она выпивает с отчимом, не раз мы ночевали с ней в подъезде, когда он буянил и выгонял нас из квартиры. Мне было хорошо с бабушкой, но ее больше нет…
В этот момент девочка расплакалась и обняла Любовь Павловну – для ребенка бабушка была ближе мамы, а сегодня нет никого роднее тети и ее семьи. С тех пор как Кристина переехала в Витебскую область, мама ни разу не навестила ее, не поинтересовалась успеваемостью и поведением в школе, не выслала денег – разовые подарки или покупки вряд ли можно считать содержанием ребенка. Даже сейчас, когда дочка приехала на судебное заседание, она не пригласила ее к себе: прибыв на поезде поздно вечером, с тетей Кристина ночевала на вокзале, затем, ожидая суда, гуляла по городу. А при встрече мать даже не обняла дочку.
– Я люблю Крестину и не хочу, чтобы меня лишали родительских прав. Буду высылать деньги ей каждый месяц, – с такими словами выступила в судебных прениях ответчица. Только разве это нужно ребенку?
Исследовав материалы дела, суд был убежден, что ответчик уклоняется от воспитания и материального содержания своей дочери, а также не заботится о ее физическом и духовном развитии, поэтому вынес решение не в пользу матери. Судья лишила Елену Петровну М. родительских прав и обязала выплачивать деньги на содержание дочери, а девочку оставила на воспитание опекуну.
P.S. Женщина, которая еще пять минут назад просила не отнимать у нее дочь, уходя из зала суда, прошла мимо девочки, даже не посмотрев на нее. Кристина и не ждала от мамы внимания в этот день, как и во все предшествующие 14 лет своей жизни. Через 8 часов поезд умчит ее вместе с тетей домой, в Слободу. А в Светлогорске она побывает, наверное, не скоро. «Мне не к кому сюда ехать», – из вежливости изображая на лице улыбку перед незнакомыми людьми в суде, прижимаясь к тете, произнесла девочка…
Ирина ВОЛЬНАЯ.

  • Из судебной практики
Споры, связанные с воспитанием детей, занимают незначительный удельный вес в общем количестве всех судебных дел, рассматриваемых районным судом, однако их правильное разрешение имеет большую значимость. Цена судебной ошибки по этим спорам – судьба ребенка.
За весь прошлый год в суд Светлогорского района поступил 41 иск о лишении родительских прав, удовлетворено 38. Большую часть рассмотренных дел этой категории – 30 – составили иски к одному из родителей (14 к матерям-одиночкам, 16 к отцам), 8 исков было предъявлено к обоим родителям. В этом году по состоянию на 12 ноября районным судом уже рассмотрено 31 гражданское дело по лишению родительских прав с удовлетворением исков, всего на этот момент их поступило в суд 43. В 2 исках заявлено о лишении прав обоих родителей, 16 – только матерей-одиночек, 13 – только отцов.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: